Турецкий гамбит. Часть 2.

Или как проворные турецкие овощеводы завладели €16,6 млн оборонного бюджета Украины.

На прошлой неделе украинские СМИ облетела новость о поимке мошенников, которые завладели свыше полумиллионами долларов Минобороны, предназначенными для закупки военной амуниции. Правоохранители сообщили о подозрении трем участникам преступной схемы, двое из которых граждане Украины – основатели офшорной компании на территории Королевства Бахрейн, один из них – действующий адвокат.

По мнению следствия, будучи представителями МО, указанные граждане нашли за границей поставщика товаров военного назначения для нужд ВСУ и организовали заключение договора между оборонным ведомством и турецкой компанией на общую сумму более 16 млн евро. Далее, для завладения средствами, фигуранты убедили руководство турецкой компании заключить договор с подконтрольным обществом на закупку 1000 бронежилетов для ВСУ. В результате офшорная компания получила 580 тысяч долларов, но никаких поставок продукции военного назначения не было. В ходе обысков у злоумышленников правоохранители изъяли 17 млн грн, 400 тысяч долларов, 100 тысяч евро, черновые записи и документацию.

По информации «Украинской правды», в рамках данного уголовного дела также прошли обыски по месту нахождения руководителя Департамента закупок и поставок МО, в ходе которых была изъята крупная сумма денежных средств. Однако уже вечером того же дня Министерство обороны выступило с официальным опровержением: денежные средства у чиновника МО при обыске найдены не были и не изымались; обысков в Министерстве обороны не производилось; сообщений о подозрении должностным лицам Минобороны в данном уголовном производстве не осуществлялось.

В общем, весь этот детектив стал выглядеть весьма неоднозначным, и при более детальном анализе это ощущение только усилилось.

Даже при первом изучении сразу бросается в глаза, что в деле нет заявителя, убедительных улик и вообще до сих пор окончательно не ясно, что это было: «форс-мажор» это или «умышленное преступление». Очевидно, что начато оно было по инициативе Национальной полиции, расследовалось в спешке и без оглядки на другие госинституции. Министерство обороны, то есть потерпевшая сторона,  обратилось почему-то не в МВД, а в Арбитраж ТПП (где получило решение в свою пользу), турецкий суд (вследствие чего были арестованы банковские счета и активы турецкой компании), а также в Посольство Украины в Анкаре и Посольство Турции в Украине. Работа, по словам министра обороны Украины Алексея Резникова, кипит. «Я переконаний у непорушності правила презумпції невинуватості. Тому використаю слово не «коли», а «якщо». Так ось, якщо провина зловмисників буде доведена, вони отримають тривалі терміни ув’язнення», – заявил министр, который, кроме всего прочего, также является профессиональным юристом.

Достаточно странной выглядит и «финансовая арифметика» в изложении следователей. По сообщениям Нацполиции, при обысках было изъято 17 млн грн, 400 тысяч долларов и 100 тысяч евро. При этом общая сумма перечисленных средств – 16,6 млн евро. Где тогда остальные 16 млн евро? Почему свою «долю» злоумышленники получили в Украине в национальной валюте, а не оставили на офшорных счетах? Как деньги из Бахрейна оказались по месту изъятия в Украине? У кого вообще они были изъяты?

Судя по сообщениям в СМИ, в деле уже установлены злоумышленники из числа украинцев, но до сих пор нет ответов на вопросы более общего порядка: что же на самом деле имело место – неправомерное завышение цен, откат или фиктивная сделка? Кто организатор этой схемы и каков круг ее участников? Почему фигурантам вручили подозрения в мошенничестве, при том что обстоятельства указывают на более «серьезные» статьи (создание международной организованной преступной группы, хищение бюджетных средств, незаконные валютные операции и др.)? Кем в этом деле являются турецкие «хозяева контракта»: соучастниками, свидетелями-посредниками или жертвами?

И это далеко не полный список нюансов и явных нестыковок… Лица, знакомые с обстоятельствами данного дела, отмечают, что представители МО не являются соучредителями компании в Бахрейне (как это изначально было заявлено представителями Национальной полиции), изъятые в ходе обысков средства (на фото) не имеют к ним никакого отношения, а сама компания из Бахрейна имеет к турецкой стороне не меньше претензий, чем украинское МО.

В общем, все указывает на то, что опубликованная правоохранителями информация носит тенденциозный характер и не вполне согласуется с действительностью. Это именно тот случай, когда «погоня за сенсацией» не идет на пользу делу и только препятствует поиску объективной истины.

Пролить свет в данном деле мог бы более тщательный анализ профиля турецкой стороны контракта, чего украинские правоохранители так и не удосужились провести. Хотя здесь есть над чем работать…

По имеющейся информации, контракт между МО Украины и FarmTR Gida Tarim veHayvancilik Tik. ve San. Ltd. Sti был заключен 14.03.2022 и подписан ее директором в лице Юсуфа Кюрюна (Yusuf Kurun), который ранее принимал участие в переговорах от имени турецкой компании.

Здесь есть сразу три принципиальных момента, на которые следует обратить внимание:
— Юсуф Кюрюн является достаточно молодым человеком, который нигде до этого не работал, не получал официальной заработной платы и не значился в государственном реестре компаний;

— основной вид деятельности FarmTR, на что указывает само название компании, — это сельское хозяйство, животноводство и строительство теплиц. Это был первый контракт «овощеводов» с МО, а вот турецкая CY Group, в которую входит FarmTR, уже имела ранее контракты с украинской властью. Многие обстоятельства указывают на то, что лоббистом и посредником в этой коммуникации был одиозный экс-сотрудник Министерства обороны Якубов Сервин Зодиевич;

— в открытых источниках информации и базах государственного реестра компаний, директором FarmTR, а также президентом и бенефициаром CY Group значится Халит Арабачи (Halit Arabaci). Об этом турецком бизнесмене известно немного, но есть то, на что стоит обратить внимание: среди его партнеров по бизнесу есть влиятельные члены Ассоциации экономических отношений «ЭкоЕвразия», а сам Арабачи, будучи участником многих отраслевых и международных бизнес-ассоциаций, достаточно плотно сотрудничает с представителями российского бизнеса.

То есть уже в самом начале независимого анализа мы имеем: подставное лицо руководителя фирмы; компанию, которая в реальности не имеет никакого отношения к производству военной амуниции; сомнительное лобби в лице скомпрометированного коррупцией бывшего госчиновника Якубова; турецкого бенефициара-теневика с вероятными российскими связями.

Как турецкие аграрии и животноводы смогли пройти все предварительные проверки и были допущены к участию в военных поставках? При всем несовершенстве существующих комплаенс-процедур, выглядит маловероятным, чтобы уполномоченные лица МО пропустили откровенно левую фирму из-за халатности или по кулуарной договоренности, а наверняка были сознательно введены в заблуждение. Лицензии, рекомендации, ведомости о ранее реализованных оборонных заказах, а главное — информация о наличии собственного производства и готовой продукции на складах, скорее всего, были сфальсифицированы.

В целом остается загадкой, как производители овощей и фруктов собирались выполнить контракт на поставку нескольких десятков тысяч бронежилетов для украинской армии (если вообще собирались это делать), но при первых же признаках невыполнения договора МО Украины начало работу по возвращению средств. Претензия к FarmTR была отправлена сразу, как были нарушены сроки поставок оплаченного товара.

Сразу после получения письменной претензии в адрес FarmTR, турецкие бизнесмены и представители МО Украины постарались урегулировать возникшую проблему во внесудебном порядке. Представителями Украины был найден подходящий поставщик в одной из стран Азии, а для выполнения заказа было предложено внести изменения в договор поставки с переадресацией оплаты от FarmTR на азиатского производителя. Однако турки обратились к МО с просьбой выбрать другого поставщика. Компромисс был найден, когда из списка международных дистрибьюторов FarmTR выбрали в качестве контрагента предприятие из Королевства Бахрейн. FarmTR предложил компании из Бахрейна подписать договор на поставку 70 000 бронежилетов, все недоразумения, казалось, остались позади…

В соответствии с новыми договоренностями, FarmTR произвел на счет компании из Бахрейна оплату в размере 580 тыс. долларов для покупки «пробной» партии амуниции, однако турецкая компания не смогла предоставить сертификат конечного пользователя на свое имя, что является обязательным для поставок товаров двойного назначения и военной продукции (для обеспечения соответствующего международного контроля на рынках соответствующей продукции). Внезапно, но вполне прогнозируемо – у турецких аграриев такого сертификата и соответствующей специальной лицензии попросту не оказалось!

Поскольку ни сертификата, ни 100% оплаты компания из Бахрейна так и не получила, они также не смогли выполнить условия перед конечным производителем продукции и столкнулись с судебно-претензионными разбирательствами. Вопрос снова зашел в тупик.

МО Украины окончательно разорвало договор поставок 12 апреля 2022 года,  о чем была официально проинформирована FarmTR. После нескольких недель ожидания возврата средств, терпение МО лопнуло — представители Украины обратились за защитой своих законных интересов в коммерческий арбитраж и к представителям госорганов Турции. 23 мая 2022 года 11-й Арбитражный суд первой инстанции Анатолии наложил арест на имущество и права FarmTR.

Однако, судя по освещению обстоятельств этого дела в украинских СМИ и исходя из нынешней позиции правоохранительных органов, вся эта история с «бронежилетами из капусты», похоже, не закончилась, а только начинается…

Даже за вычетом 0,6 млн долларов, проплаченных в Бахрейн, а также с учетом всех юридических, информационных и прочих «накладных» расходов в Украине – около 16 млн евро «прибыли» для иностранных торговцев огурцами-помидорами являются достаточно весомой ставкой в игре. С целью защиты от законных претензий со стороны МО, Халит Арабачи (очевидно, не без помощи того же ранее уже упомянутого Сервина Якубова) быстро сориентировался в украинских реалиях и всеми силами пытается превратиться из ответчика в потерпевшего по данному делу. Вполне прогнозируемо, юристы FarmTR намерены использовать этот процессуальный статус в Арбитражном суде против МО Украины для невозврата 16,6 млн евро в оборонный бюджет Украины, а также для снятия ареста с собственных активов Арабачи на территории Турции.

Очень похоже, что весь этот контракт на поставку бронежилетов для украинской армии с самого начала являлся мошеннической схемой по завладению бюджетными средствами, поскольку турецкая агрофирма априори была не в состоянии выполнить условия сделки. И очень может быть, что столь «неаккуратная» мошенническая схема изначально замышлялась как выверенная диверсия, целью которой является дискредитация МО, торпедирование украино-турецкого сотрудничества в военно-технической сфере и подрыв доверия к Украине со стороны международных финансовых партнеров.

попередня статтяТурецкий гамбит. Часть 1.

Добавить комментарий

spot_img